Краснянский Михаил БорисовичКраснянского переулок. Назван переулок в память о МИХАИЛЕ БОРИСОВИЧЕ КРАСНЯНСКОМ (1873-1944), горном инженере по образованию, краеведе, историке, археологе. Донской казак, уроженец хутора Власово-Аютинского, он учился в Новочеркасске, Лисичанске. После этого работал в Ростове техником городской управы. Какое-то время был штейгером Одесского градоначальства. Затем учился в Главной палате мер и весов, побывал в командировках в Германии, Бельгии, Франции, знакомясь с постановкой горного дела.

Влюбленный в родной край, Краснянский бережно собирал свидетельства прошлого, желая сделать их достоянием всех. Поэтому его увлекла идея известного городского головы A.M. Байкова, высказанная еще в 1888 году, о создании музея и библиотеки. Библиотека была, а краеведческий музей ждал своего рождения уже 20 лет. И сделал это Краснянский, первым делом отдав туда кости ископаемых животных, обнаруженные в местных карьерах во время вскрышных работ. На его просьбы откликнулись многие любители истории и донской природы. И в конце концов 12 витрин с экспонатами стали доступны посетителям. Произошло это в 1910 году.

Исследования Краснянского открыли в двадцатые-тридцатые годы целый подземный город, особенно в пределах бывшей крепости Димитрия Ростовского. Составленный Михаилом Борисовичем план галерей, которые когда-то вели из центра крепости к Богатому источнику, к Темернику, имел большое хозяйственное и оборонное значение. Но это только часть его деятельности. Краснянский постоянно занимался поиском новых месторождений полезных ископаемых, изучал историю горного дела и горняцких поселений на Дону.

Много энергии было вложено им в открытие Ростовского городского музея, начиная от сбора средств у меценатов, до сбора экспонатов для будущего музея. Огромная работа была проведена по выявлению и картографированию археологических памятников Ростова. В 1925 г. им была сделана археологическая карта города.

Ему принадлежит открытие одного из меотских городищ на территории города - Темерницкого.

Он выступил инициатором восстановления подлинного герба Ростова, утвержденного Александром I.

В советское время Михаил Борисович продолжал работу и как горный инженер, и как археолог, краевед, хотя неоднократно подвергался арестам и ссылке. Тем не менее увидели свет его «Записки донского археолога», он работал над книгой «Донские уроженцы», в которой собрал до трех тысяч биографических справок о выдающихся деятелях Ростовской области.

Началась Великая Отечественная война, гитлеровцы захватили Ростов. Семидесятилетний М.Б. Краснянский не эвакуировался.

После освобождения города его арестовал СМЕРШ, хотя никаких фактов шпионажа Михаила Борисовича в пользу оккупантов не имелось. Однако его приговорили к расстрелу, замененному затем десятью годами лагеря, где он и скончался в 1944 году.

Ю.А. БИБИКОВ

 

Прошло сто лет со дня основания Ростовского городского музея - из него и вырос областной музей краеведения.

 Надо быть чудаком…

 Музей создавался трудно: купечество равнодушно отнеслось к идее энтузиаста и не захотело выделить помещение для экспозиции геологических и археологических находок. «Чтобы создать на Дону музей, надо быть чудаком — так у нас оценивается труд краеведа, музейного работника», — с горечью вспоминал Краснянский.

Однако от идеи он не отказался. В июле 1908 года совместно с другими единомышленниками Краснянский создал Общество истории, древностей и природы (затем — Северо-Кавказское краевое общество археологии, истории и этнографии), а спустя два года благодаря его усилиям открылся городской музей. Михаил Борисович передал музею свои богатые геологические и палеонтологические коллекции и впоследствии непрестанно заботился о пополнении музейных фондов.

Краснянский вспоминал: «Меня 1000 раз высмеивали, бранили, завидовали и редко хвалили, но я безвозмездно двенадцать лет (1894 — 1906 гг.) собирал коллекции для городского музея в Ростове, одиннадцать лет я надоедал Городской Управе, что Ростов растёт, Ростову нужен музей. И одиннадцать лет (1906 — 1917 гг.) бесплатно работал директором музея и всё же создал Ростову Музей краеведения…».

Многие археологические, архивные и исторические открытия из прошлого донской земли принадлежат Краснянскому. Его заслуги на краеведческой ниве перечислять долго. Достаточно сказать, что он создал первую карту археологических памятников низовий Дона, составил Словарь донского краеведа, написал массу оригинальных краеведческих трудов. Библиографические работы Михаила Борисовича настолько понравились Народному комиссариату просвещения, что его избрали главным корреспондентом Библиографической комиссии Центрального бюро краеведения.

Аресты почётного гражданина

И, тем не менее, этот человек, чей высокий профессионализм отмечен званием почётного гражданина города, попал в немилость к новой власти. Краснянского не раз арестовывали — и ДонЧК, и ОГПУ, и НКВД… Против него пытались возбудить уголовное дело за антисоветское выступление возле городского сада. В архиве Краснянского сохранилась вырезка из газеты: «Донской Плюшкин — тени минувшего», в которой сказано: «В Ростове арестован за черносотенную пропаганду горный штейгер М.Б. Краснянский».

В 20-м году ДонЧК предложила Краснянскому «выселиться в 7-дневный срок из пределов Донской области в Архангельскую губернию с обязательной явкой в местную ЧК». На этот раз причиной стало сфабрикованное против краеведа дело, инициированное военным Клепиковым, которому отказали в… руке дочери краеведа. Краснянского, как бывшего владельца конторы и «казакомана-чёрносотенца», приговорили к трёхлетней ссылке в Архангельск. Но за него заступились сотни рабочих-каменоломов, просивших оставить Краснянского в Ростове, как «опытного разведчика на полезныя ископаемыя бурением в Донбассе, в каковых специалистах в настоящее время ОСОБЕННО нуждается Донсовнархоз». Ссылку отменили. Впоследствии Михаил Борисович с большой благодарностью отзывался о людях, не побоявшихся в смутное время вступиться за него.

В 30-х годах он попал под наблюдение ОГПУ. В 31-м г. его арестовали, обвиняя в том, что он входил в «группировки научных работников — историков и археологов, проводивших вредительскую работу в краеведческих организациях, а также систематически занимавшихся обсуждением различных политических вопросов». В эту «группировку», помимо Краснянского, входили такие известные донские краеведы, как Борис Лунин и Александр Стефанов.

Была арестована и рукопись книги «Донские уроженцы». Сохранилось объяснение автора, направленное в администрацию музея: «Докладываю Вам, что 2-й том моего сборника «Донские уроженцы» случайно попал в канцелярию НКВД и, очевидно, представляет интерес как живой справочник, а не был у меня изъят или арестован». Однако есть основания считать, что рукопись попала в НКВД всё же не случайно.

Краснянского сослали за пределы Северо-Кавказского края. Через год он был освобождён от наказания (три года ссылки, из которых успел отбыть только год, получив инвалидность II группы). А вот известному донскому краеведу Александру Стефанову, осуждённому вместе с Краснянским, ссылка стоила жизни. Трагедия Краснянского была ещё впереди…

 Трагедия семьи краеведа

В 43-м Михаила Борисовича приговорили к смертной казни. Позднее её заменили ссылкой на 10 лет. А через год в тяжёлых лагерных условиях Краснянский умер. Что послужило причиной столь сурового приговора старику, отдавшему десятилетия жизни родному городу, так и осталось загадкой для историков и краеведов.

По одной из версий, якобы причиной ареста послужило сотрудничество Краснянского с фашистами во время оккупации Ростова. Одни утверждали, что он составил для оккупантов карту города с указанием стратегически важных объектов, другие — что участвовал в создании эмблем казачьих частей, служивших вермахту…

Многие тогда попадали в мясорубку сталинских репрессий. Достаточно было доноса, чтобы человек оказался за решёткой или был расстрелян. К тому же в «Донских уроженцах» Краснянский упоминал выдающихся земляков не только по заслугам перед советской Родиной, но и тех, кто отличился в целом перед Россией, в том числе и в царские времена. Конечно, там было немало белых офицеров и казаков, оказавшихся в своё время «по ту сторону баррикад», людей явно монархической направленности, в общем, тех, кто по сталинским понятиям считался «врагом народа». Этого было более чем достаточно, чтобы загубить жизнь автору такой рукописи.

Также бытует мнение, что Краснянский пострадал из-за того, что, как первый исследователь подземного Ростова, слишком много знал о тайнах, которые хранит ростовская земля. Как-никак подземные ходы могли иметь стратегическое значение и местонахождение их было засекречено.

В 1992 году Краснянский был реабилитирован. В заключении по материалам уголовного дела говорится: «Доказательств вины осуждённого в совершении им измены Родине и в участии в контрреволюционных организациях, образованных для подготовки или совершения контрреволюционных преступлений, по делу не имеется».

Реабилитирован не только Краснянский — все проходившие по этому делу. Но судьба этой семьи была безжалостно изломана. Сам он умер в ссылке. Осуждённую вместе с ним дочь, Веру Краснянскую, после долгих лет лагеря сослали в Казахстан. Своих родных, в том числе и дочку, с которой её разлучили, она не увидела до конца своих дней…

Галина Тимофеева

 

http://www.rostov.aif.ru/culture/article/14549

http://rostov-80-90.livejournal.com/309927.html



Опубликовано 01.06.2012