ЭДИК ЖМАИЛОВ, СЫН ПОЛКА

Улица Жмайлова расположена в Советском районе - между улицами Малиновского и Мильчакова, параллельно проспекту Стачки. Названа в память о юном ростовчанине Эдуарде Жмайлове, который погиб, защищая знамя своей 88-й Витебской Краснознаменной ордена стрелковой дивизии.

«Дорогая мама! Не беспокойся, я поехал на фронт и вернусь с победой». Такую записку обнаружила Таисия Ивановна, вернувшись из мастерской, куда относила выполненный вечером заказ - комплекты солдатского белья. Лежала записка на видном месте - рядом с хлебными карточками. И Валерик, младший сын, подтвердил:

- Эдик поехал на фронт - искать папу с Тамарой. Обещал мне винтовку привезти! Где его теперь искать?! Надеяться, что задержат, вернут домой?

Старшая дочь Тамара ушла в армию добровольно, прибавив год. Теперь - старший сын. Старший? Только тринадцать исполнилось...

Тогда Таисия Ивановна еще не знала, что Эдик без нее получил письмо с фронта, в котором сообщалось: санинструктор Тамара Жмайлова погибла...

Не сказал Эдик маме об этом, решил добраться в часть, где служила сестра, чтобы отомстить за нее врагу. А уж потом все маме и рассказать...

Шестьдесят дней пробирался на фронт Эдик. Четырежды его задерживали, пытались вернуть в тыл, но он ухитрялся убегать -и снова продвигался вперед.

С самого начала он решил говорить правду. Называл номер полевой почты части, где служила сестра, говорил о своем желании отомстить за ее гибель. Его внимательно выслушивали, расспрашивали о родителях, о семье, об учебе (Эдик учился в шестом классе средней школы № 78 и в музыкальной школе), а потом неизменно говорили:

- Мал еще воевать!

Но через все препятствия Эдик приближался к фронту. Конечно, голодал в пути, хотя нередко находились и добрые люди, делились с ним, чем могли - кто даст кусок хлеба, кто пару картофелин. Бойцы так и тушенкой угощали, а потом передавали беглеца командирам. И снова начиналось одно и то же:

- Возвращайся домой!

Одежда, которую Эдик приготовил для дороги, поистерлась. Особенно жаль было перешитую отцовскую гимнастерку. Но ведь ехать чаще всего приходилось в ящиках под вагонами - где уж тут сохранить одежду!

Мало того, что Эдик добрался до части, где служила сестра. Она оказалась жива! Письмо являлось ошибкой. Сестра была ранена, после госпиталя попала в другую часть, а когда удалось вернуться к своим, стала служить не санинструктором, а в отделе контрразведки дивизии.

Сначала, конечно, все было как всегда: «Мал еще, надо возвращаться домой», - уговаривали командиры различных рангов.

- Все равно убегу! – твердил Эдик. - Я на фронт приехал, фашистов бить...

И сестра подтвердила во время разговора с командиром дивизии

Так началась служба Эдика в армии...

Сначала сын полка, рядовой Жмайлов служил в полковом оркестре кларнетистом. Но с охотой помогал старшим: нужно - был связным, доставлял пакеты из штаба, требовалось - помогал тянуть кабель и устанавливать связь, поручали - ухаживал за ранеными конями, вместе со всеми строил блиндажи. И главное - учился стрелять...

Это умение пригодилось в начале 1944 года, когда в белорусском лесу «газик», на котором Эдик ехал со своими командирами - капитаном и старшиной, - наткнулся на группу гитлеровцев, рвавшихся из окружения.

Эдик не растерялся, старался делать все, «как учили». Огнем из автомата открыл свой личный боевой счет и помог старшим обезвредить вражескую группу. Так и говорилось потом в приказе по дивизии, которым рядовой Жмайлов Эдуард Семенович был награжден именными часами - «за смелость и находчивость при обезвреживании вражеской группы».

Вскоре Эдика перевели в подразделение по охране знамени дивизии, присвоили звание ефрейтора.

А 6 февраля 1945 года у местечка Грюнвальд в Восточной Пруссии он был в числе тех, кто спас знамя дивизии от просочив¬шихся в тыл гитлеровцев. «Гордитесь своим сыном, - писал командир части родителям, - хоть по годам он был еще маленьким, но показал себя большим героем. В последнем бою он лично уложил пятерых гитлеровских солдат».

За мужество и героизм, проявленные при защите боевого знамени, Э.С. Жмайлов посмертно был награжден орденом Отечественной войны второй степени. Ему в то время едва исполнилось пятнадцать лет.

До победы над фашистской Германией оставалось всего три месяца.

Б. АГУРЕНКО.


Опубликовано 20.07.2010